УкрРус

Сложности эмиграции: украинка рассказала о плюсах и минусах жизни в Южной Африке

Читати українською
  • История украинки о жизни в ЮАР
    1/16
    История украинки о жизни в ЮАР| © Фото из личного архива Е.Тищенко

В поисках высокооплачиваемой работы, лучших условий для жизни, а иногда и по зову сердца, украинцы эмигрируют из страны.

"Обозреватель" уже рассказывал о жителях нашей страны, которые на свой страх и риск переехали жить в Канаду и США, и о том, как выглядит их американская мечта.

Сегодня мы публикуем историю 28-летней Елизаветы Тищенко, которая больше четырех лет назад переехала жить в Южно-Африканскую Республику. Девушка откровенно рассказала о стране с ужасающей бедностью среди населения и богатством живой природы, дискриминации по расовому признаку на работе и племенной общности и взаимопомощи в обыденной жизни.

Лиза сама родом из Комсомольска Полтавской области, сейчас работает фотографом-фрилансером. Девушка не захотела идти работать в офис, и после окончания университета, где училась на факультете "Менеджмент организаций", решила заработать денег на первую фотокамеру на круизном лайнере. Тогда она и не подозревала, что после работы на корабле навсегда уедет из Украины и найдет свою любовь в Южно-Африканской республике.

Сейчас у Лизы есть временный вид на жительство в ЮАР. Чтобы оформить постоянный, нужно прожить в стране не менее пяти лет, либо оформить брак с жителем Южно-Африканской Республики.

Далее прямая речь нашей героини.

Bon voyage или с чего все начиналось

Я работала на круизном лайнере помощницей официанта, там познакомилась с парнем из ЮАР. Мы провстречались несколько лет на расстоянии. Потом приняли решение, чтобы я переезжала жить к нему в ЮАР. После того, как я пару лет проработала на круизном лайнере, мне было сложно представить, чем я буду заниматься, когда вернусь в Украину. Не то чтобы желание пропало, просто моя жизнь изменилась, поэтому я быстро приняла решение - переезжать.

Сначала мы жили в городе Претория — это одна из трех столиц в Южной Африке (в Претории живет президент, в Кейптауне заседает парламент, Блумфонтейн — судебная столица, — Ред.).

Претория — это как большое село. Здесь почти все живут в частных домах, транспортная система очень плохо развита и людям без собственного автомобиля очень сложно перемещаться по городу. Также были проблемы с поиском работы. Предложений было немного, в основном семейные фотосессии, да и то редко. Мы жили в пригороде 8 месяцев. Поскольку парень работал за границей, в Папуа - Новой Гвинее, и каждые шесть недель он уезжал туда работать, я оставалась дома одна и скучала за просмотром очередного тв-шоу.

На фото: Елизавета с возлюбленным

Поиски работы

Два с половиной года назад моему молодому человеку предложили повышение, и мы переехали в Кейптаун. Это вполне себе такой европейский город с хорошо развитой инфраструктурой. Уже через две недели после переезда у меня появились первые клиенты. Я начала тесно сотрудничать с модельным агентством и сейчас у меня есть постоянная клиентура и сравнительно высокая занятость. Заниматься этим бизнесом здесь достаточно сложно, но мой партнер помогает мне. Для того, чтобы влиться в эту сферу, мне пришлось делать очень много бесплатной работы, выстраивать взаимоотношения со стилистами, визажистами и добиваться внимания модельных агентств. В Кейптауне очень большая конкуренция, в сезон сюда часто приезжают работать иностранцы. Здесь очень красивая местность, поэтому кино и рекламная индустрии очень развиты - работа всегда "кипит".

Первое впечатление

Первое, что впечатлило в ЮАР – это очень хорошие дороги. Здесь они прекрасны везде, даже в сельской местности. Редко, где встречаются такие ухабы как в Украине.

Второе – это природа: водопады, Национальный парк, где животные живут в резервации в диких условиях и т.д. Потом, конечно, я увидела и бедность, и криминал, и пост-апартеидовские проявления. Но, в основном люди здесь очень приветливые.

Про расизм

Здесь есть такое явление, как белый расизм. После ущемления прав темнокожих африканцев во времена апартеида правительство пытается предоставить все привилегии местным темнокожим жителям, хотя здесь есть разные этнические группы: индийцы, африканеры — наследники буров, англичане и прочие. Даже специалисты высокой квалификации часто слышат отказ в предоставлении работы из-за светлой кожи.

Уровень образования у местных жителей очень низкий. Это выгодно местному правительству, которое заинтересовано в том, чтобы его электорат был малосведущим и верил их рассказам. Здесь, как и в Украине, "процветает" коррупция и высокопоставленные лица строят свои "Межигорья" и покупают вертолеты. Есть здесь и свои "ватники", которые беспрекословно поддерживают политику правительства.

Языковой барьер

Языковой барьер существовал недолго. Мой парень — африканер, у них есть свой язык африкаанс (один из 11 официальных языков ЮАР, близок к нидерландскому, — Ред.). После работы на лайнере уровень английского у меня был очень хорошим, поэтому с его друзьями общались на английском. Потом я начала учить понемногу отдельные слова и словосочетания на африкаанс, и за три года я научилась говорить простые предложения, понимаю практически все. Племенные африканские языки: коза, туту, зулу — очень красивые, и я хотела бы выучить какой-то из них в дальнейшем.

О жизни в "консервных банках" и ужасающей бедности

Быть врачом или учителем в ЮАР очень престижно, люди этих профессий, как правило, хорошо зарабатывают. Учитель в старшей школе, например, зарабатывает 18 тыс. рэнд (1 доллар – 10 рэнд, — Ред.). Это неплохо, учитывая реалии украинских учителей.

Представителей среднего класса здесь мало, а прослойка очень бедных людей наоборот – большая. Они живут в так званых тауншипах (англ. township —посёлок, селение, - прим. "Обозреватель"). Это село из, скажем так. "консервных банок". Это огромная территория, где люди строят себе хижинки из алюминиевых пластов, пластика, кирпича — всего, что удастся найти. Здесь живут и люди, которые работают в офисах. Когда рабочий день заканчивается, они в деловой одежде едут в тауншип. Правительство только перед выборами помогает этим людям.

О перестрелках в опасных районах и традициях

Для меня сначала было очень странно, что все люди здороваются. Если ты идешь один по улице, и кто-то идет тебе навстречу, он обязательно поздоровается. Люди в основном доброжелательные, но есть районы, куда лучше не совать нос. В пригороде оперируют банды. Могут и посреди белого дня ни за что ни про что пристрелить. В такие районы лучше не ходить без конкретной цели и без приглашения. Это как закрытая коммуна. В частных домах везде стоят электрические или заборы с остроконечными верхушками.

У африканеров, потомков голландцев, есть такая традиция, называется "брай" — это как барбекю, когда жарятся стейки, колбаски и т.д. Каждый приносит свое мясо и выпивку и еще одно блюдо для общего стола. Когда у нас в Украине зовут в гости, хозяйка сама готовит все, африканцы же понимают, что все это время и деньги, поэтому каждый приносит свое. Люди собираются днем, выпивают и подолгу общаются друг с другом. Главное - не покушать, а провести хорошо вместе время, насладиться моментом.

Своему возлюбленному я иногда готовлю украинские блюда. Он пробовал борщ, голубцы, "Тещин язык", а также наши уже традиционные праздничные блюда как, например, салат с крабовыми палочками и "Оливье". Больше всего ему понравился узвар и салат "Мимоза", может сам съесть всю тарелку. Когда в Украине попробовал сыр "Косичка" - был просто в восторге.

В магазинах Кейптауна нельзя найти квас, да и кефир здесь очень отличается от нашего. Привозные ягоды и овощи, например, клубника и черешня, почти безвкусные, но я уже привыкла.

Цены на продукты очень отличаются от украинских, например, бутылка молока обойдется примерно в 2$, буханка хлеба — 1,5-3$.

О ценах на жилье

Аренда двухэтажной квартиры больше 100 м² в центре города (с роскошным видом из окна, со всей бытовой техникой) нам обходится в 1000$. Небольшая квартира в центре города будет стоить 500-600$ в месяц.

Все фото предоставлены "Обозревателю" Елизаветой Тищенко

Вскоре мы переедем жить в Национальный парк. Наш дом будет на берегу реки, куда животные приходят утром на водопой.

Об общественном транспорте и взаимопомощи

По городу ездят маршрутные такси, но они курсируют не так, как в Украине: ездят без номерных знаков и табличек. Здесь действует система опознавательных жестов: если я подыму палец вверх, это будет означать, что мне, к примеру, нужно в северную часть города. Если водитель едет в другом направлении, он просто проедет мимо. В Претории он, скорее всего, остановится и подвезет меня по дороге, где меня уже заберет нужный мне транспорт. При этом мне нужно будет расплатиться не за две, а за одну маршрутку — за вторую. Первая – подвезет меня бесплатно, чтобы я заплатила за ту, которая мне нужна, потому что здесь каждый живет не для себя, а для другого — концепт племени.

Как сообщал "Обозреватель", украинка не побоялась в возрасте "за 50" уехать жить в другую страну, а именно в Италию.

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Путешествия" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Место:
Наши блоги