УкрРус

Козы на дереве, или Галопом по Марокко

  • Мохаммед с шофером
    1/36
    Мохаммед с шофером

Арабская сказка на северо-западе Африки

Когда я собрался в Марокко, одна моя мудрая и опытная приятельница предупредила: в общении с местными жителями не затрагивать темы короля, веры, то бишь ислама, и конфликта в Западной Сахаре. Другая специалистка по арабскому миру – моя дочь - посоветовала мне не выпячивать свою причастность к журналистике – там этого не любят: мол, нечего заморским писакам совать свои носы в марокканские дела.

Некую подозрительность в отношении профессии я и вправду ощутил: надпись journalist в декларации воспринималась пограничниками с недоверием – даже при прощании со страной чиновник пожелал зачем-то уточнить, служу ли я на телевидении или в печатном издании. Я не стал объяснять, что работаю как раз-то в непечатном издании…

Все могут короли

Фигуру короля Мохаммеда VI, хоть ты тресни, никак не обойти при знакомстве со страной. Его портреты присутствуют и на рецепциях в отелях, и в самых зачуханных лавках на суках (базарах). На склонах гор в разных частях страны выкладывают надписи "Аллах, Отечество, Король". Тактичность соблюдена в полной мере – король занимает почетное третье место, хотя, возможно, отечество он пропустил вперед лишь из привитой дворцовым воспитанием вежливости.

В каждом более-менее крупном городе присутствует королевский дворец, ворота которого охраняют четверки витязей из двух родов войск, полиции и секретной службы. Королевская семья является главным финансовым игроком в экономической жизни страны, владельцем акций и предприятий. По размерам состояния король - на седьмом месте среди своих коллег на планете, в его распоряжении находятся 39 дворцов и 25 резиденций.

Пошатавшись по Марокко, невольно начинаешь ощущать, что оптимальным государственным устройством в арабском мире представляется монархия. Вон, какая чертовщина творится в других арабских республиках, а такие королевства, как Марокко и Иордания, за милую душу процветают под властью молодых и просвещенных правителей.

Мохаммед VI – 23-й по счету правитель и третий король Марокко, прежде на этой территории правили султаны из династии Алауитов, обосновавшейся здесь в 1666 году. Нынешний монарх – 34-й потомок пророка Магомета по линии его дочери Фатимы.

Его дед Мохаммед V, подаривший стране независимость, поцарствовал недолго – всего четыре года - и неожиданно почил в бозе после пустяковой хирургической операции. А вот Хасан II правил с 1961 по 1999 год. Пожалуй, наиболее впечатляющими эпизодами его правления стали два покушения, произошедшие в 1971 и 1972 годах.

Сперва взбунтовались кадеты королевского военного училища – они попытались совершить переворот. Около полутора тысячи заговорщиков ворвались на территорию дворца в Схирате, где король праздновал свое 42-летие. В стрелянине погибло около ста гостей, в том числе бельгийский посол. Слава Аллаху, Его Величество вовремя сориентировался, что эти люди пришли не защищать его, а убивать, и предусмотрительно спустился в компании надежных охранников в дворцовый туалет, помещавшийся в подвальном этаже.

Вскоре к дворцу подоспели регулярные войска, и песенка заговорщиков была спета. Король Хасан обратился к мятежникам со строками из Корана, призвав их не сеять рознь и сложить оружие. Они сдались. "Ослы", - прокомментировал ситуацию оставшийся верным королю министр Уфкир. Год спустя он провернул собственную попытку переворота.

Когда Хасан возвращался из Франции после официального визита, в небе над Тетуаном королевский "Боинг-727" встретило шесть военных истребителей. В результате обстрела были повреждены два мотора и гидравлическая система. Самолет начал терять высоту. Реакция Хасана была блистательной: "Передайте по радио, что король убит", - приказал он командиру самолета. Нападавшие перехватили эту информацию, и повторной атаки не последовало.

После посадки Хасан отбыл в одну из своих резиденций, а ночью туда доставили и Уфкира, разумеется, под стражей. Утром было объявлено, что тот покончил с собой. Уфкир сперва прострелил себе затылок, а затем всадил себе в спину еще четыре пули…

Правящий король Мохаммед VI являет собой пример современного просвещенного монарха. По образованию юрист, учился в Рабате, стажировался в Брюсселе, с младых ногтей участвовал в дипломатических миссиях, доктор права, защитил диссертацию на тему "Отношения между ЕЭС и Магрибом". В бытность принцем Мохаммед проявил себя знатным любителем гольфа и бодибилдинга и при этом заядлым курильщиком (любимые сигареты – "Мальборо"). Обожал носиться по океанским волнам на водном мотоцикле, а также колесить по улицам за рулем автомобиля. На красный свет останавливался и махал ручкой ошалевшим пешеходам: мол, правила дорожного движения не предусматривают исключения даже для принцев.

Усевшись на трон, Мохаммед неоднократно заявлял, что желает быть поближе к народу, за что заслужил прозвище "король бедняков". Подданные также позволяют себе несколько панибратски величать его "М6". Вера в доброго и справедливого правителя неистребима в душе народной.

Заметную независимость Мохаммед проявил при вступлении в брак. По традиции марокканский правитель, принимая бразды правления, уже должен быть связан брачными узами. Так, в свое время Хасан II за ночь до кончины отца обзавелся дражайшей половиной (кстати, в Марокко она привычно величается не королевой, а матерью королевских детей). Его же сын позволил себе двухлетнюю задержку, пока не выбрал себе жену по вкусу, да еще и без капли "голубой крови". Ею стала простая программистка, правда, из уважаемой семьи, Сальма Беннани, превратившаяся в принцессу Лаллу Сальму. Через год после пышной свадьбы она подарила монарху сына – наследника престола Мулая Хасана, а в 2007 году – и принцессу Лаллу Хадиджу.

Его Величество с супругой и наследником престола

В свое время Морис Дрюон нарек Мохаммеда VI королем-реформатором (Мохаммеда V он окрестил освободителем, а Хасана II – объединителем), и следует признать, что реформы в стране кое-как шевелятся. И подведомственных бедняков монарх не забывает – им в подмогу разработано немало программ, в частности, в отношении дешевого жилья – квартир за 14 тысяч долларов с выгодными условиями погашения долга. Но сдвинуть вековую глыбу весьма непросто, ведь в стране 30% мужчин и 60% женщин неграмотны, а коррупция наседает так, что стены древних крепостей трещат.

Верю – не верю

Итак, одну запретную тему каким-то боком обсудили. Перейдем ко второй – к вере. Несмотря на то, что в отношении религии Марокко – страна монолитная (98,7% населения исповедует ислам), в ней незаметно никакой дискриминации по отношению к другим вероисповеданиям. Не вызывает удивления, когда с мечетью мирно соседствуют церковь и синагога. В Касабланке туристов из Европы первым делом ведут в церковь Нотр-Дам-де-Лурд - возведенное к 1956 году здание из монолитного бетона, украшенное впечатляющими витражами. Но стоило ли лететь в Марокко, чтобы разглядывать христианские соборы?!

Логичнее выбраться на океанский берег, где расположена грандиозная мечеть Хасана II с самым высоким в мире минаретом (200 метров – на 30 метров выше пирамиды Хеопса). Второй король весьма основательно взялся увековечить свое имя: деньги на храм жертвовали все граждане страны в добровольно-принудительном порядке, на строительстве, которое велось четыре года, пахали 3300 рабочих. Теперь в мечети одновременно могут молиться 20 тысяч мужчин и 5 тысяч женщин, на площади без натуги расположатся еще 80 тысяч человек. Внутри же сосредоточены чудеса – люстры из муранского стекла весом по 50 тонн, 78 колонн из розового гранита, крыша мечети раздвигается навстречу солнцу. Французский архитектор Мишель Пинсо в своем проекте буквально материализовал строку из Корана: "Трон Аллаха покоится на воде".

Пожалуй, марокканская религиозность функционирует по принципу: не тронь нас, и мы тебя не тронем. Иностранцам позволено разгуливать в шортах, а женщинам – с оголенными плечами. А то, что головы большинства марокканок прикрывают хиджабы, что даже в самом захудалом селении основополагающим элементом застройки служит минарет в виде узкого прямоугольного параллелепипеда, что рядом с пляжем в час молитвы ваш взгляд невольно наткнется на склонившегося в поклоне в сторону Мекки марокканца, так это дело обычное.

Ну, а когда вас не пустят на территорию самого древнего в мире из действующих Каруайнского университета в Фесе (основан в 859 году), то уж не взыщите – нынче в нем правят бал местные ортодоксы. Надо было приезжать в XVII веке, когда университет славился своим либерализмом. Именно здесь возникло выражение "калиф на час". Ежегодно в течение месяца студенты получали право управлять городом, они выбирали себе правителя. Тот ехал на прием к настоящему градоначальнику, и в течение часа ему было позволено рубить правду-матку без каких-либо последствий для здоровья...

У меня лично восприятие Марокко давало крен не в сторону Корана, а скорее, к сказке, этаким вариациям на тему "1001 ночи". И этому во многом способствовал сопровождающий нашей группы – обаятельный Мохаммед. Стал экскурсоводом он случайно – молодой человек из южной провинции последовал совету друга из Рабата, который заверил, что с русским языком можно будет легче найти работу. Мохаммед прошел в столице годичные курсы, прилежно освоил склонения и отвратительный звук "ы" и стал одним из тридцати гидов для русскоязычных групп. Мужчина крепкий, атлетического телосложения, специализируется на горном и спортивном туризме.

С первого же дня Мохаммед устроил показ марокканской моды, который прилежно выдержал до дня последнего. Всякий раз он объявлялся на завтраке в новом джелябе (рубашке до пят с длинными рукавами и прорезями на уровне карманов брюк) и соответствующем головном уборе. В Касабланке и Рабате это была ярко-красная феска (кстати, это сугубо марокканское изобретение и своим названием она обязана городу Фесу), а потом пошли разные куфии (головные платки), изящно подобранные по тону к основному наряду. На ногах - неизменно узконосые ярко-желтые бабуши с заломленными внутрь пятками – именно этот цвет мужской обуви считается марокканским на все сто.

Вообще-то, национальная одежда у марокканцев в чести, хотя мужские джелябы мелькают значительно реже женских хиджабов. В целом же состоящая в основном из мужчин уличная толпа предпочитает европейский стиль и модельно напоминает тусовку на рынке "Юность"...

Солируя во время экскурсий, Мохаммед не ограничивал постромками скакунов своей фантазии. Когда проезжали мимо единственной в стране гостиницы для животных, Мохаммед сообщал, что местные жители сдают сюда на время своего отсутствия собак, кошек, черепах, змей и скорпионов. Во время прогулки по старой медине Феса (9 400 улиц, около 3 тысяч тупиков), где мы двигались с замыкающим, Мохаммед советовал не теряться, иначе женщину через год найдут на каком-нибудь африканском рынке рабынь, а содранная с мужчины кожа попадет в квартал Танеурс, где процветает кожевенное производство. Фесская медина, и вправду, производит ошеломляющее впечатление: лавка на лавке, возгласы "атансьон!", предупреждающие движущуюся повозку или мопед, грязные тачки, ослы, помет под ногами, залежи товаров, которые непонятно, кто и когда купит, невыносимая вонь в районе красилен, относительное спасение приносит лишь пучок мяты, крики, звуки ковки, гарь, и кажется, что этому торговому аду нет конца и края...

Было любо-дорого наблюдать за Мохаммедом, когда он нарочито театрально, с интонациями Фрунзика Мкртчана из "Мимино", повествовал о секретах марракешских колдунов, которые лечили сексуальные расстройства измельченной костью носорога, а с помощью кожи хамелеона восстанавливали девственность; о сексуальных способностях султана Мулая Исмаила, содержавшего гарем на 8 тысяч персон; о золотых шарах, венчающих шпиль мечети Кутубия, на изготовление верхнего из которых ушли все драгоценности одной из жен султана Якуба аль-Мансура, женщина была наказана за чревоугодие – хлебнула стакан воды до заката солнца в Рамадан (впрочем, относительно недавно выяснилось, что шары отлиты из меди и лишь позолочены); или о кафе Рика в Касабланке, где происходит действие знаменитого фильма Майкла Кертиса, даже не ступавшего на марокканскую землю во время съемок разом с Хэмфри Богартом и Ингрид Бергман.

Ваш покорный слуга в компании Мохаммеда и замыкающего

Особого внимания заслуживает история с марокканскими "летающими" козами, славящимися пристрастием лазить по деревьям, раскачиваться на тонких ветках и не падать. Это главный аттракцион на трассе Марракеш – Эс-Сувейра, где вдоль дороги в обилии произрастают аргании колючие, которые не приживаются на других почвах – лишь Мексике имеются их посадки. Пастухи умело загоняют коз на деревья, туристам же объясняют, что животные это делают сами. Цель подобной эквилибристики – плоды аргании, напоминающие маслины. Козы пожирают мякоть, а косточки возвращают вместе с испражнениями. И вот из этих-то косточек давится драгоценное масло, которое исцеляет от всех болезней, разглаживает морщины, лечит ожоги, псориаз, атеросклероз и служит марокканской виагрой.

После фотографирования за 10 дирхамов (10 грн.) с козочками вас доставят в расположившийся неподалеку кооператив, где вы сможете это масло и приобрести. Традиционно производством масла занимаются вдовы, только чаще всего плоды добываются без помощи коз – так проще. В свое время правительство даже ввело запрет на акробатические кульбиты животных на деревьях в целях сохранения последних. Но как можно наступить на горло такой замечательной традиции, которая еще и привлекает и раскошеливает толпы туристов!

...В последний день перед отлетом Мохаммед появился в "гражданской" рубашке и джинсах, куфия не скрывала его модную короткую стрижку – сказка окончилась. И было немножко грустно. Грустно расставаться с Мохаммедом, который выложился на полную катушку, делая все возможное, а порой и невозможное, чтобы гости поняли, почувствовали и полюбили его родную страну.

Снятся людям иногда голубые, белые и красные города

Касабланка и вправду белый город, что следует из его названия, буквально переводящегося, как "белый дом". Умные люди полагают, что американцы позаимствовали это наименование для официальной президентской резиденции как раз-то у марокканцев. Как бы то ни было, но город и вправду белый, и иная отделка домов запрещена. Это, конечно, не белизна брюссельских кружев, но в целом стиль прилежно выдерживается. Касабланка выглядит вполне цивилизованным городом, а район вилл может утереть нос какому-нибудь Пало-Альто в Силиконовой долине.

В Рабате к белому присоединяется ярко-голубой. Это ощущается в старой части города – медине с узкими улочками, коваными украшениями на фасадах, обилием горшков с цветами. На дверях, помимо бронзових украшений, часто встречается стукалка в виде руки Фатимы, названная так в честь любимой дочери пророка Магомета, который считал ее одной из четырех совершенных женщин. Тремя другими были его жена Хадижа, супруга фараона Азия и Дева Мария. "Рука Фатимы" - могущественный талисман, защищающий от сглаза и приносящий счастье.

В бело-голубых тонах выдержан и другой город – прибрежная Эс-Сувейра, древняя португальская крепость. Но если в Рабате голубым красят нижнюю часть домов, то здесь он активно присутствует в отделке ставен, дверей, ворот, оград, парапетов. В свое время в Эс-Сувейру любил наведываться знаменитый гитарист Джимми Хендрикс – 50-градусная инжирная водка и гашиш стимулировали в нем творческие порывы. Облюбовали этот город и хиппи.

В расположенном в пустыне Марракеше наблюдается пиршество красных, оранжевых, терракотовых тонов. Неудивительно, что и название с берберского переводится, как "красный" или "прекрасный". Впрочем, есть и другая, более изящная, версия происхождения этого наименования. На одном из берберских диалектов слово "мракеш" означает обращение к путнику, которое можно перевести нашим "не проходите мимо!". Не зря же еще в Х веке до нашей эры на месте нынешнего Марракеша существовала остановка на караванном пути.

Красный цвет не доминирует лишь в небольшом, уютном саду, разбитом в 20-х годах прошлого века французским художником и натуралистом Жаком Мажорелем. Он прибыл в эти края лечить туберкулез и остался на всю жизнь в городе, воздух которого оказался для него целебным. На вилле он высадил растения со всего мира – кактусы, пальмы, бамбук, водоемы заселил золотыми рыбками, лягушками, черепахами. Синий цвет, доминирующий в работах художника и в отделке виллы, получил название в часть мастера – мажорель.

После смерти Мажореля сад пришел в запустение, пока его не приобрел и не восстановил знаменитый модельер Ив Сен-Лоран. На протяжении многих лет он находил здесь прибежище от европейской суеты, здесь же находится и его могила...

Вообще представление о Марокко, как о пустыне с оазисами, весьма далеко от истины. Большая часть страны покрыта растительностью. Это и леса, и громадные плантации олив и пробковых деревьев, долины с маковыми полями среди пшеницы. В горах расположился курорт Ифран, окрещенный местной Швейцарией, южнее можно отыскать изумрудные озера и радужные водопады.

Океанский берег также благоволит отдыхающим: есть участки, предназначенные для любителей серфинга, но большая часть побережья вполне доступна и для рядовых купальщиков – пологий берег, низкая волна, все как на Черном море, да и вода не намного солонее. Ну да что описывать курорты – туда нужно лететь и наслаждаться!

...Что ж, из перечисленных в начале статьи запретов незатронутой осталась лишь Западная Сахара и военное противостояние с Фронтом Полисарио. Но поскольку эта тема никак не всплывала во время моего пребывания в Марокко, то нечего об этом и говорить – этот запрет был соблюден мною в полной мере...

Присоединяйтесь к группам "Обозреватель Путешествия" на Facebook и VKontakte, следите за обновлениями!

Наши блоги